04.06.2015

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ: ПРИДНЕСТРОВЬЕ КАК СИМВОЛ БОРЬБЫ

Опять над При­дне­стро­вьем сгу­ща­ют­ся тучи. Опять эта ма­лень­кая непри­знан­ная стра­на, стис­ну­тая Укра­и­ной и Мол­до­вой, ис­пы­ты­ва­ет огром­ные за­труд­не­ния. Опять рус­ское серд­це на­пол­не­но тре­во­гой, вос­по­ми­на­ни­ем, болью.

Тогда, в 91-м году, когда рас­па­лась ве­ли­кая стра­на, и каж­дый из рас­пав­ших­ся ча­стей без­молв­но и по­кор­но при­ня­ли эту долю, при­ня­ли этот тра­ги­че­ский удел, вос­ста­ло одно При­дне­стро­вье. Люди При­дне­стро­вья не по­же­ла­ли стать до­бы­чей мол­дав­ских на­ци­о­на­ли­стов и взяли в руки ору­жие. Помню, улица Ду­боссар, за­ли­тая кро­вью. Окопы, вы­ры­тые вдоль Дне­стра. И в этих око­пах му­же­ствен­ный ба­та­льон «Днестр» дер­жал обо­ро­ну по всему пе­ри­мет­ру этого ма­лень­ко­го го­су­дар­ства. Помню, как го­во­ри­ли о «белых кол­го­тах». Этих снай­пер­шах, при­быв­ших сюда из стран Бал­тии и стре­ляв­ших через Днестр по мир­ным го­ро­дам и се­ле­ни­ям. Эти фан­та­сти­че­ские ги­гант­ские «Ка­мА­Зы», ко­то­рые были окру­же­ны бро­не­вы­ми ли­ста­ми. На них были уста­нов­ле­ны пу­ле­ме­ты. Эти фан­та­сти­че­ские бро­не­ви­ки, как брон­то­зав­ры, дви­га­лись по ули­цам Ти­рас­по­ля и Бен­дер.

Тогда При­дне­стро­вье для рус­ско­го мира стало сим­во­лом борь­бы и воз­рож­де­ния. Туда, в При­дне­стро­вье, по­тя­ну­лись ка­за­чьи сотни, доб­ро­воль­цы, по­тя­ну­лась гу­ма­ни­тар­ная по­мощь, по­тя­ну­лись ме­ди­ка­мен­ты, бинты. То же самое, что про­ис­хо­дит те­перь с Дон­бас­сом. Я гор­жусь, что среди на­град, ко­то­рые я ношу, при­сут­ству­ет Орден по­че­та, дан­ный мне за обо­ро­ну При­дне­стро­вья. Что же те­перь, что пред­став­ля­ет из себя При­дне­стро­вье? 160 тысяч при­дне­стров­ских граж­дан имеют рус­ские пас­пор­та. 110 тысяч — укра­ин­ские пас­пор­та.

При­дне­стро­вье свя­за­но с Рос­си­ей мно­же­ством уз. Рус­ский газ идет в При­дне­стро­вье через ма­ги­страль­ный тру­бо­про­вод. Фи­нан­со­вая си­сте­ма При­дне­стро­вья свя­за­на проч­но с рос­сий­ской фи­нан­со­вой си­сте­мой. Ду­боссар­ская ГЭС снаб­жа­ет При­дне­стро­вье элек­тро­энер­ги­ей. И этой элек­тро­энер­гии хва­та­ет, чтобы обес­пе­чить жизнь го­су­дар­ства. Од­на­ко дви­же­ние через гра­ни­цу то­ва­ров, про­до­воль­ствия, людей,сырья для мощ­ных и силь­ных при­дне­стров­ских за­во­дов — вот, где уяз­ви­мая пята При­дне­стро­вья. Для того, чтобы при­дне­стров­ские за­во­ды могли от­прав­лять свои то­ва­ры на внеш­ние рынки, Мол­до­ва до­би­лась того, чтобы эти за­во­ды были за­ре­ги­стри­ро­ва­ны в Мол­до­ве. И они пла­тят свои на­ло­ги в Мол­до­ве. А вто­рые на­ло­ги пла­тят у себя, в При­дне­стро­вье. Это двой­ное на­ло­го­об­ло­же­ние му­чи­тель­но для этих за­во­дов. Пред­при­я­тия за­кры­ва­ют­ся.

То­ва­ро­обо­рот резко умень­ша­ет­ся. И сей­час Укра­и­на вы­сту­пи­ла с новой вред­ной, ан­ти­рус­ской ини­ци­а­ти­вой. Она гро­зит пре­кра­тить по­ступ­ле­ние в При­дне­стро­вье во­ен­но­го сна­ря­же­ния, во­ен­ных гру­зов. По­то­му что там, в При­дне­стро­вье, рас­по­ло­жен неболь­шой кон­тин­гент рус­ских ми­ро­твор­цев. Эти ми­ро­твор­цы нуж­да­ют­ся в ро­та­ции. И укра­ин­ские ини­ци­а­ти­вы на­прав­ле­ны на пре­кра­ще­ние этой есте­ствен­ной ро­та­ции. Это некри­тич­но. Это пре­одо­ли­мо.

Воз­мож­но ли пря­мое на­ше­ствие? Воз­мож­но ли по­вто­ре­ние той дав­ней войны? Едва ли Мол­до­ва ре­шит­ся уда­рить по При­дне­стро­вью. По­то­му что у Мол­до­вы нет армии, у Мол­до­вы нет воли во­е­вать. И с этой сто­ро­ны в При­дне­стро­вье не ожи­да­ют на­па­сти. Укра­и­на — дру­гое дело. Укра­ин­ская армия, хотя и по­тре­пан­ная, хотя и рас­хля­бан­ная и несло­жив­ша­я­ся, она неиз­ме­ри­мо силь­нее при­дне­стров­ских кон­тин­ген­тов. И есть све­де­ния, что укра­ин­цы пе­ре­бра­сы­ва­ют к при­дне­стров­ской гра­ни­це те части, ко­то­рые про­шли во­ен­ное кре­ще­ние в Дон­бас­се. Но и здесь это пря­мое на­ше­ствие ма­ло­ве­ро­ят­но. Кому нужна новая кро­ва­вая война в Ев­ро­пе? По­то­му что при­дне­стров­цы не будут сда­вать­ся. Од­на­ко очень на­сто­ра­жи­ва­ет на­зна­че­ни­ем гу­бер­на­то­ром Одес­сы Са­а­ка­шви­ли. Это бе­зу­мец, ко­то­рый непред­ска­зу­ем, ко­то­рый на­пол­нен ядо­ви­тым ру­со­фоб­ским ядом. И он, как подра­нок, как обе­зу­мев­ший зверь,спо­со­бен на самое гнус­ное, на самое непо­нят­ное, непред­ска­зу­е­мое. На что? Оста­ет­ся толь­ко га­дать. Ведь от Одес­сы до при­дне­стров­ской гра­ни­цы всего 50 ки­ло­мет­ров. Эта та тер­ри­то­рия, ко­то­рую кон­тро­ли­ру­ет Са­а­ка­шви­ли.

Что он может за­ду­мать? По­че­му он сразу, как толь­ко явил­ся в Одес­су, стал сроч­но ре­мон­ти­ро­вать пирсы в одес­ском порту? Не для того ли, чтобы к этим пир­сам могли при­ча­лить тя­же­лые ко­раб­ли 6-го аме­ри­кан­ско­го флота? А потом, слу­чись там беда,слу­чись ка­кая-ни­будь чу­до­вищ­ная про­во­ка­ция, все можно спи­сать на этого безум­ца. Так что же? Опять над При­дне­стро­вьем сгу­ща­ют­ся тучи?

 

Ис­точ­ник: «Вести.Ru»